В МОСКВЕ

По воспоминаниям одной из бывших студенток, в консерватории боялись только Чайковского да Рубинштейна. Как бы удивились Модест и Анатолий, если бы узнали, что их добрый, ласковый Петя слывет здесь самым грозным из педагогов!

Несмотря на неизбежные для начинающего педагога промахи, занятия в классах Петра Ильича шли успешно. Преподавал он музыкальную теорию, гармонию и инструментовку. Постепенно он перестал смущаться, научился подходить к студентам.

Ему хотелось раскрыть перед ними увлекательный мир гармонии, научить их правильно пользоваться звуковыми сочетаниями, богатствами тембров современного оркестра. Довольно сложные подчас, его лекции никогда не были сухим изложением предмета.

Чайковский всем своим существом ненавидел ремесленничество и стремился пробудить в слушателях любовь и интерес к занятиям. Он перевел с немецкого языка «Советы молодым музыкантам» Роберта Шумана, с которых композитор так проникновенно говорит о музыке.

Еще будучи учеником Петербургской консерватории, Петр Ильич перевел с французского книгу Геварта об оркестровке. Но самым ценным, что сделал Чайковский для музыкального образования в России, был его учебник гармонии, долгие годы служивший пособием в консерваториях.

Великой радостью было для Чайковского открывать музыкальные таланты. Заметив в ученике творческие способности, он занимался с ним отдельно, не считаясь со временем, всячески поощряя первые опыты в сочинении. Грань между учителем и учеником стиралась, возникали теплые дружеские отношения.

Так было с Сергеем Ивановичем Танеевым, необыкновенно талантливым юношей. Прекрасный пианист и композитор со своеобразным дарованием, он окончил Московскую консерваторию по этим двум специальностям.

Впоследствии он заменил Петра Ильича в качестве преподавателя теоретических предметов и одно время был директором консерватории. Танеев стал близким другом своего учителя. Петр Ильич любил посвящать бывшего ученика в свои творческие замыслы, советовался с ним и нередко соглашался с его мнением.

Со свойственной ему излишней скромностью Чайковский искренне считал себя неспособным к преподаванию. На самом же деле он был одним из лучших педагогов молодой Московской консерватории.

Однако преподавательская деятельность не приносила ему удовлетворения: она отвлекала от главного занятия, цели его жизни — от музыкального творчества. С тоской считал Петр Ильич месяцы и дни, остающиеся до каникул, когда наконец можно будет вырваться из душного города и где-нибудь в деревенской глуши, наедине с самим собой и природой, целиком отдаться любимому искусству.

Страницы: 1 2 3