ПЕРВАЯ ОПЕРА

Однажды, сидя с Островским за ужином в «Артистическом кружке», Петр Ильич заговорил о. своем желании написать оперу и о том, как трудно найти хорошее либретто.

К удивлению Чайковского Островский предложил Петру Ильичу переделать в оперное либретто свою пьесу «Воевода» («Сон на Волге»), которая год назад с успехом шла на сцене Малого театра. Петр Ильич тотчас же загорелся этой идеей. Он не видел самой постановки, но с пьесой был знаком и находил вполне возможным создать на ее основе оперу.

Сюжет пьесы «Воевода» привлекал композитора возможностью широко показать картины старинного русского быта (действие происходит в XVII веке).

В такие сцены Чайковский намеревался ввести подлинные народные напевы. Фантастические сцены — сны Воеводы — также казались очень благодарными для музыкального воплощения. Кроме того, Чайковскому, как и всем его передовым, мыслящим современникам, был вполне ясен обличительный замысел, вложенный в пьесу Островским, ее большая социальная идея, и это повышало достоинство сюжета.

Интересно, что постановка «Воеводы» в Казанском театре подверглась запрещению и как «опасный революционный элемент» была снята но приказу губернатора. (В пьесе выведен тиран-воевода, несправедливость и жестокость которого вызывают возмущение народа.) Сотрудничество с известным драматургом Чайковский считал для себя большим счастьем.

В марте Александр Николаевич подготовил первые два действия либретто «Воеводы». Но тут произошла досадная неприятность: Петр Ильич потерял написанное либретто. Островский добродушно пожурил его за рассеянность и обещал восстановить утерянную часть.

Однако скоро исполнить обещание он не смог, потому что оказался в то время сильно занят. Только к лету получил наконец Петр Ильич первые картины либретто, остальное пришлось дописывать ему самому.

Вынужденная остановка расхолодила композитора, и он уже решил было совсем отказаться от дальнейшей работы, как вдруг к нему обратилась певица Меньшикова с просьбой разрешить поставить его оперу в свой бенефис в следующем сезоне.

Чайковский принялся спешно заканчивать оперу и в начале 1868 года представил ее в Большой театр. «Воеводу» приняли к постановке в сезон 1868/69 года.

Положение русской оперы в Москве в те времена было тяжелое. Московское «высшее общество», тянувшееся за петербургской знатью, интересовалось почти исключительно модной итальянской оперой.

Итальянская оперная труппа полновластно распоряжалась оркестром и хором Большого театра, давала представления четыре или пять раз в неделю. Артисты русской оперы часто не имели помещения для репетиций, вынуждены были такие сложные оперы, как «Иван Сусанин», петь под малочисленный балетный оркестр.

Всех передовых музыкантов глубоко возмущали действия театральной дирекции, которая совершенно не интересовалась судьбой русской оперы. Когда Чайковский стал работать музыкальным критиком в газете, он горячо выступил в защиту родного искусства,

«Я готов согласиться, что уважающей себя столице неприлично обходиться без итальянской оперы, — иронически восклицает он. — Но, в качестве русского музыканта, могу ли я, слушая трели госпожи Патти, хоть на одно мгновение забыть, в какое унижение поставлено в Москве наше родное искусство, не находящее для приюта себе ни места, ни времени? Могу ли я забыть о жалком прозябании русской оперы в то время, когда мы имеем в нашем репертуаре несколько таких опер, которыми всякая другая уважающая себя столица гордилась бы, как драгоценнейшим сокровищем?»

Страницы: 1 2 3