ПЕРВАЯ ОПЕРА

30 января 1869 года в бенефис артистки А.Г.Меньшиковой состоялось первое представление оперы Чайковского «Воевода». Оно прошло с большим успехом. Автора много вызывали, друзья и поклонники поднесли ему лавровый венок.

Одним из энтузиастов новой русской оперы оказался Владимир Федорович Одоевский. «Русская тональность господствует…— записал он в дневнике. — Эта опера — задаток огромной будущности для Чайковского».

Успех казался завоеванным. Но уже третье представление прошло при полупустом зале, а после пятого новую оперу совсем сняли с репертуара. Охлаждению к опере способствовала бедная, прямо-таки нищенская постановка. Декорации, кое-как подобранные из имевшихся в театре старых запасов, убогие костюмы, не отвечавшие эпохе, никак не содействовали успеху оперы.

И все же основные причины того, что опера «Воевода», несмотря на большие музыкальные достоинства, не имела прочного успеха, заключались в самом произведении.

Неудачно составленное либретто тормозило действие, красочные народные фантастические сцены, которыми так богата пьеса Островского, оказались почти совсем выброшенными, Пострадали также основной смысл и социальная направленность произведения. Все действие свелось к любовной интриге, а сочные, характерные персонажи Островского превратились в трафаретных героев — оперных любовников, наперсников и злодеев.

«Несколько трогательных свиданий и прощаний, и между ними несколько русских песен, положенных на оркестр, — вот все содержание оперы, называющейся «Воевода», — насмешливо замечает Ларош в печатном отзыве об опере.

Главным недостатком музыкального стиля оперы он считает пестроту, а также перегрузку оркестра, который часто заглушает певцов. Этот отзыв страдает односторонностью, и в общем оценка Одоевского более правильна. Чайковский, всегда очень чувствительный к критике, даже порвал с Ларошем дружеские отношения: настолько обидел его язвительный тон рецензии. Помирились они только через два года.

Но самым строгим судьей «Воеводы» оказался автор. Еще на репетициях Чайковский разочаровался в своей первой опере, а потом сжег партитуру, использовав лучшие куски музыки в других произведениях. (В советскую эпоху были найдены оркестровые голоса и партитура восстановлена.) Искусство оперы имеет свои законы, знанием которых композитор тогда не обладал. Впоследствии Чайковский говорил, что провал его первой оперы был совершенно неизбежен.

Горя желанием поскорее исправить впечатление от неудачи, Петр Ильич написал вторую оперу на сюжет романтической сказки Жуковского «Ундина». В августе того же (1869) года он отправил ее в петербургский Мариинский оперный театр. Оперный комитет забраковал «Ундину». Огорчившись вначале, впоследствии Чайковский был рад, что вторая его опера не была поставлена.

И это его произведение, несмотря на изобилие чудесных мелодий, красивые гармонии и красочную оркестровку, все еще не отвечало требованиям настоящего оперного стиля. «Ундину» постигла участь «Воеводы» — композитор сжег партитуру, сохранив лишь некоторые наиболее удачные номера, позднее использованные в музыке к «Снегурочке» Островского, во Второй симфонии и в балете «Лебединое озеро».

Полностью опера не сохранилась, так как ноты существовали только в одном экземпляре.
Две неудачи, последовавшие одна за другой, нисколько не охладили композитора к оперному жанру. При первой же возможности он вновь обратился к опере.

Более успешными оказались опыты в сочинении романсов. В марте 1870 года вышли из печати его первые шесть романсов. Они произвели большое впечатление своей искренностью и задушевностью. Романсы «И больно, и сладко», на слова Ростопчиной, «Нет, только тот, кто знал», на слова Гёте (в переводе Мея), приобрели широкую популярность.

Страницы: 1 2 3