ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН

Как только кончились консерваторские экзамены, Петр Ильич переехал к Шиловскому, отказавшись от поездки в Каменку, куда звали его сестра Александра Ильинична и ее муж Лев’ Васильевич Давыдовы.

Петр Ильич поселился в отдельном флигеле, вдали от дома, где «ничто и никто» ему не мешали. «…Сочинение оперы для меня дело такого рода, что,— писал он Льву Васильевичу,— 1) в течение известных часов я не должен видеть ни души и знать, что никто меня не видит и не слышит; сочиняя, я имею привычку громко петь, и мысль, что меня слышат, мне очень мешает; 2) я имею в своем распоряжении фортепьяно тут же, т. е. в моей спальне, — без этого условия писать я не могу, по крайней мере, скоро, покойно и легко».

Либретто оперы было быстро составлено, и работа закипела. «Пусть моя опера будет несценична, пусть в ней мало действия,— писал Петр Ильич брату Модесту в ответ на его критические замечания,— но я влюблен в образ Татьяны, я очарован стихами Пушкина и пишу на них музыку потому, потому что меня к этому тянет. Я совершенно погрузился в сочинение оперы…

Я встаю в 8 часов, купаюсь, пью чай (один) и потом занимаюсь до завтрака. После завтрака гуляю и опять занимаюсь до обеда. После обеда совершаю огромную прогулку и вечер просиживаю в большом доме… Гостей почти не бывает,— словом, здесь очень покойно и тихо. Местность в полном смысле восхитительная».

Гуляя в одиночестве, Петр Ильич продолжал свою работу, обдумывая новые музыкальные картины оперы. Образы пушкинских героев, этих простых русских людей, почти что современников, были ему близки и понятны.

Он горячо сочувствовал Татьяне, жалел Ленского, порою искренне негодовал на Онегина, так холодно оттолкнувшего Татьяну. Небогатая помещичья усадьба Лариных, непритязательное веселье именин, чопорная пышность великосветского бала — подобные картины русской жизни были знакомы ему.

Он испытывал невыразимое наслаждение от того, что сочиняет «Онегина», а не оперу на какой-нибудь выдуманный сюжет из далекого прошлого. Какое дело ему, русскому композитору, до средневековых рыцарей, египетских принцесс и тому подобных героев?

Переживаний их он не может себе представить, потому что не понимает,— значит, и музыку напишет неправдивую… Он вспоминает опасения брата Модеста и Шиловского, что «Онегин» будет несценичной оперой.— Ну так пусть будет не «опера», а «лирические сцены»,— решает Петр Ильич.— Но я не могу не написать эту музыку… Если она не пойдет на сцепе, пусть играют и поют дома, для себя.

Охваченный мощным порывом вдохновения, композитор создал за один месяц около двух третей оперы. Он мечтал о скором ее окончании, как вдруг все его творческие планы оказались нарушены.

Совершенно неожиданно для всех, друзей, родных и даже для самого себя Петр Ильич Чайковский женился на бывшей ученице консерватории Антонине Ивановне Милюковой. Женитьба оказалась неудачной. Самому Петру Ильичу все это представлялось впоследствии каким-то дурным сном.

…В течение весны он получил от Милюковой несколько писем с объяснениями в любви. Девушка писала, что покончит с собой; если не встретит с его стороны взаимности. Из жалости Петр Ильич ответил ей на одно из писем, потом встретился и объяснил, что никаких чувств к ней не питает. Все было тщетно.

Страницы: 1 2 3