К ЛЮДЯМ

Годы, проведенные Чайковским вдали от шумной жизни Москвы и Петербурга, в милой сердцу Каменке и красивейших уголках Западной Европы, подействовали благотворно на его здоровье. Окрепли нервы, исчезли болезненная раздражительность и боязнь соприкосновения с людьми.

Почувствовав себя здоровым, композитор выходит из своего уединения и отдается широкой общественной деятельности.

10 февраля 1885 года на собрании Московского отделения Русского музыкального общества (РМО) Чайковский был избран членом его дирекции. Участие композитора в деятельности РМО способствовало популярности общества — Петр Ильич стремился улучшить художественную сторону концертных программ, заботился о привлечении лучших артистов.

Он вновь близко вникает в дела консерватории, осиротевшей после смерти Н. Г. Рубинштейна: присутствует на экзаменах, обсуждает кандидатуры профессоров и директора (все это входило в его обязанности как члена дирекции РМО). Живо интересует его и деятельность Русского хорового общества.

Растет и известность Чайковского как композитора. Всегда скромный и склонный преуменьшать свои заслуги, Петр Ильич неожиданно для себя оказался виновником целого музыкального торжества, устроенного в его честь Тифлисским отделением РМО, когда весной 1886 года приехал погостить в Тифлис к жившему там брату Анатолию Ильичу.

Своим первым путешествием по Кавказу Петр Ильич остался очень доволен. Живописная Военно-Грузинская дорога, величественные горы, роскошная южная растительность произвели на него неизгладимое впечатление. Понравился также и самый город.

В Тифлисе он познакомился с местными музыкантами— композиторами Г. С. Кургановым и М. М. Ипполитовым-Ивановым. Очень хорошо отзывался он и о постановке опер «Евгений Онегин» и «Мазепа» в тифлисском театре.

В особенности хвалил Петр Ильич певицу В. М. Зарудную, жену Ипполитова-Иванова, и тенора П. А. Лодия, исполнявшего партию Андрея в опере «Мазепа». Охотно посещал он Кавказ и столицу Грузии и в последующие годы.

Всех близких друзей, знавших болезненную застенчивость композитора, удивило его решение дирижировать оперой «Черевички», переработанной из «Кузнеца Вакулы»; постановка ее готовилась в московском Большом театре.

Однако уже первая оркестровая репетиция рассеяла общее недоверие. На спектакле Чайковского бурно вызывали и как автора музыки, и как дирижера.

Страницы: 1 2 3 4