К ЛЮДЯМ

Два концерта, данных им в Праге, были сплошным триумфом. На банкете в его честь Чайковский отвечал на приветствия чешских деятелей речью на чешском языке.

Чайковский напомнил о прочных дружеских связях, которые издавна установились между чешскими и русскими музыкантами: в Московской консерватории много лет преподавал его друг, выдающийся чешский скрипач Фердинанд Лауб, петербургский оперный театр возглавлял чех Эдуард Направник.

Искренняя любовь чехов к русской музыке и России проявилась в больших торжествах в честь Чайковского— русского музыканта. «Минута абсолютного счастья», — записал он в дневнике после одного из концертов.

Конечно, композитор сознавал, что столь восторженно чехи встречают его потому, что он является представителем братского русского народа, но уже то, что именно он удостоился этой чести, было ему дорого.

«Не мне, а голубушке России», — думал он, под нескончаемые взрывы аплодисментов раскланиваясь из своей ложи, утопающей в цветах. Волновало его и то, что его музыку полюбили в Праге — городе, впервые признавшем и оценившем музыку гениального Моцарта, которого он боготворил.

Дружески сблизился Чайковский со многими чешскими выдающимися музыкантами- А. Дворжаком, Й. Б. Фёрстером и другими.

После пражских торжеств его ожидал блестящий прием во Франции.

В Париже он познакомился со многими знаменитыми французскими музыкантами: композиторами Ш. Гуно, А. Тома, Л. Делибом, Ж. Массне, пианистами Л. Дьемером и профессором консерватории А. Мармонтелем. С удовольствием встретился он и со своим старым знакомым, композитором К. Сен-Сансом.

В концертах Чайковского принимал участие молодой русский пианист В. Сапельников, которому Петр Ильич предсказывал блестящее будущее. Сапельников превосходно сыграл первый концерт Чайковского и приобрел известность в Париже.

Затем Петр Ильич направился в Лондон. Здесь его встретили сдержаннее, но след, оставленный его музыкой в Англии, оказался более глубоким: в последующие годы музыка Чайковского звучала в Лондоне чаще, чем в Париже.

В Россию Петр Ильич вернулся только во второй половине марта. Заглянув на несколько дней к брату Ипполиту, который жил в Таганроге, он прожил около трех недель в Тифлисе у Анатолия, отдыхая в семейном кругу от путешествия. В середине апреля Чайковский водворился в своем новом подмосковном обиталище — имении Фроловском, неподалеку от опостылевшего Майданова.

Несмотря на то, что хозяйка Майданова переселила Петра Ильича в небольшой флигелек, отгороженный от большого парка, все же летом ему сильно досаждали дачники, которым хозяйка сдавала все углы имения.

Во Фроловском царила полная тишина. Дом окружал большой сад, переходивший в густой лес. Петр Ильич поселился в старом помещичьем доме. Летом он с увлечением ухаживал за цветами и гулял в окрестных лесах, наслаждаясь полным одиночеством. Лето 1888 года Петр Ильич посвятил окончанию своей пятой симфонии.

По замыслу она была близка к четвертой симфонии, хотя и написана почти на одиннадцать лет позже. В трагических резко контрастных образах, родившихся из всего пережитого за эти годы, композитор воплощает всегда близкую ему тему — борьбу человека с мрачными силами, стоящими на пути к счастью. Медленное вступление (Andante) начинается темой рока.

Страницы: 1 2 3 4