ПИКОВАЯ ДАМА

В конце 1889 года директор императорских театров И. А. Всеволожский предложил Петру Ильичу Чайковскому сочинить оперу на сюжет повести Пушкина «Пиковая дама». Либретто оперы должен был писать Модест Ильич Чайковский.

Ознакомившись с общим планом и готовыми картинами либретто, Петр Ильич ответил согласием. Окончательно план либретто был выработан на совещании у Всеволожского. По его желанию действие оперы было перенесено в XVIII век, что давало возможность театру блеснуть постановкой и пышными костюмами минувшего столетия.

Петр Ильич принимал живое участие в составлении плана оперы. Так, он настоял на том, чтобы была включена сцена у Зимней канавки.

— Надо, чтобы зрители знали, что сталось с Лизой,— говорил он. Безусловно отверг композитор первоначальный замысел Модеста Ильича, который хотел закончить оперу примирением Лизы с Елецким. По мнению Петра Ильича, было невозможно, чтобы такая цельная натура, как Лиза, вернулась к нелюбимому человеку…

Плодовитый драматург, страстный любитель музыки, Модест Ильич обладал хорошим знанием сцены. Он прекрасно справился с труднейшей задачей и создал превосходное либретто. Чайковский особенно предостерегал, брата от многословия в тексте, и Модест Ильич чутко прислушивался к его указаниям. Работой его Петр Ильич был очень доволен, лишь кое-где отмечал «жесткости» в стихах.

Оперу «Пиковая дама» решено было поставить в следующем сезоне. Композитору приходилось напрячь все силы, чтобы в кратчайший срок написать музыку.

Но это не пугало Чайковского. Он не раз признавался, что даже любит, когда его подгоняют. «Я иначе не могу работать, как скоро. Но скорость вовсе не обозначает, что я кое-как написал оперу.. . Все дело в том, чтобы писать с любовью», — говорил он.

Почувствовав заинтересованность сочинением, Петр Ильич всегда работал необыкновенно быстро, если удавалось создать подходящую обстановку. По зрелом размышлении он решил уехать из России — и вовсе не потому, что соскучился на родине. Наоборот, первые дни за границей он так тосковал, что едва не вернулся назад.

Но, живя у себя в деревне, Петр Ильич постоянно чувствовал близость Москвы и Петербурга, и это мешало целиком сосредоточиться на творчестве. «Хорошо то, что отдаленность уменьшает мой интерес к московским музыкальным делам, которые я принимаю слишком близко к сердцу … — писал он брату из Флоренции, — я не блаженствую во Флоренции, но нашел в ней все, что требовалось для удачной работы». Когда в январе 1890 года Чайковский уехал, у Модеста Ильича были готовы только две первые картины либретто.

Остальные он по мере окончания посылал брату во Флоренцию почтой. «… Мы бежали одним бегом, — рассказывает он. — Едва Петр Ильич кончал одну картину и выражал в письме страх, что не имеет следующей, как она доставлялась ему».

Страницы: 1 2 3