СЕМЬЯ

Это была их будущая гувернантка — француженка Фанни Дюрбах.

В течение долгой дороги она успела полюбить Александру Андреевну, будущий ученик, красивый и веселый Николенька, также понравился ей, но все же молодая девушка робела при мысли о том, как встретят ее остальные члены семьи.

Однако первые же минуты по приезде развеяли ее страхи: «Навстречу выбежала масса людей, — описывала она свой приезд, — начались восторженные объятия, поцелуи и трудно было… отличить родных от прислуги… Господин Чайковский подошел ко мне и без всяких фраз обнял и поцеловал, как дочь… Я не то что приехала, а будто тоже, как госпожа Чайковская и ее сын, «вернулась домой».

Фанни Дюрбах прожила в доме Чайковских всего около четырех лет, но память о ней, как о лучшем друге его детства, Петр Ильич Чайковский сохранил на всю жизнь.

Уже будучи всемирно известным композитором, он навестил свою бывшую воспитательницу в ее родном городке Монбельяре. Свидание было трогательным. Оказалось, что и для Фанни Дюрбах жизнь в семье Чайковских была счастливейшим временем ее молодости…

Фанни Дюрбах получила хорошее педагогическое образование. Происходила она из трудовой французской семьи и воспитывала в своих учениках любовь и уважение к труду, приучала к дисциплине, порядку.

В занятия с детьми она вкладывала всю душу. Уроки проходили живо и интересно. Даже самые трудные грамматические правила Фанни умела так хорошо объяснить, что они легко запоминались.

Она часто читала детям стихи и рассказы, старалась разбудить в них фантазию.
Все в доме любили и уважали скромную, милую девушку. Влияние ее на детей было безгранично. Одного укоризненного взгляда Фанни было достаточно, чтобы остановить шалуна. Она стала настоящим другом своих маленьких воспитанников.

Особенно полюбила она Петю. Присматриваясь, Фанни замечала, что и все в доме, начиная от отца и матери и кончая суровым Халитом, относятся к мальчику с какой-то особенной нежностью. Фанни припомнила, как в дороге Александра Андреевна, описывая ей будущих воспитанников, сказала:
- Ну, Пете еще рановато заниматься. Что сказать о нем? Это — золото, сокровище нашей семьи! — и в глазах ее блеснули счастливые слезы.

Что же за притягательная сила таилась в этом маленьком вихрастом мальчике? В чем выражалось его обаяние? «Ни в чем особенно и решительно во всем, что он делал, — рассказывала Фанни. — В классе нельзя было быть старательнее и понятливее… никто не выдумывал более веселых забав… его любили все, потому что чувствовали, как он любил всех. Впечатлительности его не было пределов, поэтому обходиться с ним надо было очень осторожно… Это был стеклянный ребенок…».

Всякая несправедливость глубоко возмущала мальчика. Он горячо заступался за обиженных, бросался на защиту слабых, восставал против жестоких игр с животными.

Вначале Фанни занималась только с Лидой и Колей. Очень скоро к ним присоединился и пятилетний Петя. Он оказался на редкость способным и быстро догнал старших детей. Учиться захотел он сам.

Наблюдательная и чуткая девушка, Фанни очень быстро распознала характеры своих маленьких воспитанников. Самым аккуратным и исполнительным был Коля. Он всегда был чисто одет, хорошо причесан, твердо знал заданные уроки, тетради и книги держал в порядке. Коля любил подвижные игры, гимнастику, был для своего возраста силен и ловок.

Маленький Петя не уступал брату в способностях и любви к занятиям, но отличался рассеянностью и часто, в особенности вначале, терял свои книжки и тетрадки; трудно ему было и писать аккуратно. Мальчик изо всех сил старался быть похожим на старшего брата, которого Фанни ставила ему в пример, но это плохо удавалось: только что начатая чистая тетрадь, с красиво выписанными первыми строчками, на другой же день валялась смятая где-нибудь в углу и Петя тщетно ее разыскивал, а книжки, несмотря па то, что были обернуты в бумагу, оказывались запачканными чернилами.

Мальчик смущенно слушал упреки Фанни и с трогательной улыбкой просил прощения. Фанни делала строгое лицо, но в глазах и в голосе Пети было столько искреннего раскаяния, что сердиться на него она не могла.

Да и заниматься с ним было одно удовольствие. Не по летам развитой, мальчик ловил все объяснения на лету и легко усваивал самые сложные предметы.

Особенную любовь Петя проявлял к литературе и истории. Едва овладев грамотой, он уже пытался сочинять стихи — русские и французские. Конечно, стихи были детские, неумелые, но столько в них было непосредственного чувства, искренности, так серьезно содержание: «Вселенная», «Мать и дитя, которое она любит», «Смерть птички», «Когда я далеко от Родины», «Моей Родине». Вот отрывок из стихотворения «Моей Родине»:

О, Родина, я тебя люблю,
Я не хочу покидать тебя,
Я живу здесь, здесь и умру.
О, Родина, моя дорогая земля…
Мой родной город невелик и немноголюден,
Но я всегда буду любить его.
О, Родина, как я буду грустить,
Если мне придется тебя покинуть…

Страницы: 1 2 3 4