УЧИЛИЩЕ ПРАВОВЕДЕНИЯ

Во всем царил дух военной муштры, применялись жестокие наказания. На внешний лоск, выправку воспитанников обращалось внимания гораздо больше, чем на приобретение ими знаний.

Директора училища, бывшего полицмейстера генерала Языкова, и его помощника Рутенберга мальчики боялись как огня. В воспитании юношества директор разбирался мало, зато изо всех сил старался угодить высшему начальству — принцу Ольденбургскому.

При нем грозная внешность Языкова совершенно менялась: он становился как будто ниже ростом, говорил сладким голосом, мелкими шажками семенил около принца, угодливо заглядывая ему в глаза.

В жизни училища было много неприятных сторон. Самым тяжелым для Пети Чайковского было то, что приходилось постоянно держаться начеку. Воспитанники жили, окруженные целым штатом шпионящих надзирателей. За каждое неосторожное слово, критическое замечание по адресу начальства приходилось жестоко расплачиваться.

Из рассказов Петя узнал, что несколько лет назад в Училище правоведения было гораздо свободнее. Строгости пошли с тех пор, как один из воспитанников оказался связан с кружком революционно настроенной молодежи, возглавляемой Петрашевским.

Из боязни, что «революционная зараза» распространится среди будущих чиновников, начальство стало «пресекать в корне» всякое проявление свободомыслия и ввело усиленную слежку за учащимися.

Так продолжалось до середины 50-х годов, когда под влиянием готовящихся общественных реформ дух солдатчины стал изгоняться из учебных заведений.

В училище Чайковский приобрел много друзей. Особенно подружился он с Алексеем Апухтиным, талантливым поэтом. Начитанный, не по летам развитой, Апухтин начал сочинять стихи маленьким мальчиком. В училище он считался будущей знаменитостью, вторым Пушкиным.

И Чайковский, и Апухтин участвовали в ученическом журнале «Училищный вестник»; для этого журнала Чайковский написал очерк «История литературы нашего класса».

Для Пети Чайковского дружба с Апухтиным имела огромное значение. Именно он познакомил будущего композитора с сочинениями Грибоедова, Пушкина, Лермонтова, Некрасова и других современных поэтов, о которых в курсе литературы ничего не говорилось.

Зачитывались друзья и журналом «Современник», объединявшим передовых поэтов и критиков демократического направления — Белинского, Чернышевского, Добролюбова. Нет сомнения, что Апухтину удавалось доставать и знаменитый «Колокол», журнал, издававшийся Герценом за границей.

В свою очередь Петя Чайковский знакомил своего друга с музыкой. Одной из привлекательных для Пети сторон училища было большое внимание к этому искусству. Так повелось со дня основания училища.

Педагог хорового класса Г. Я. Ломакин был настоящим знатоком своего дела.

Мальчиком Петя Чайковский пел в хоре сопрано. Голос у него был звонкий и подвижной, и Ломакин часто поручал ему сольные партии. Позднее у юноши выработался баритон, также очень приятный и легкий. Одно время, когда Ломакин был болен, Чайковский заменял его на хоровых занятиях.

Страницы: 1 2 3 4 5