Записи с метками ‘опера Евгений Онегин’

ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН

Среда, мая 30, 2007

Весной 1877 года у Чайковского было почти готово новое большое произведение — четвертая симфония. Но работа над симфонией прервалась самым неожиданным образом.

В течение зимы композитор подыскивал подходящий сюжет для новой оперы. Несмотря на постоянную неудовлетворенность своими операми и даже лучшей из них — «Вакулой», Чайковский стремился опять к сочинению оперы.

Трудность состояла в том, что ни один из известных Чайковскому литературных сюжетов не привлекал его. Некоторое время он подумывал о трагедии Шекспира «Отелло», но по-настоящему не заинтересовался.

Попадавшиеся ему либретто опер на исторические и мифологические темы казались чуждыми, ничего не говорили ни уму, ни сердцу. Предложенный Модестом Ильичом испанский сюжет композитору также не понравился, и он уже совсем было отчаялся найти что-нибудь подходящее…

Однажды Чайковский был в гостях у певицы Елизаветы Андреевны Лавровской. Беседовали об опере. Елизавета Андреевна предложила Петру Ильичу написать оперу «Евгений Онегин» по роману Пушкина.

— Вы «только подумайте, представьте,— горячо убеждала она композитора,— какая это поэтическая, благодарная тема! Как красочно можно обрисовать русский быт начала столетия, какие чудесные образы — Татьяна, Онегин, Ленский… Вы, и только вы, дорогой Петр Ильич, сможете написать такую оперу, и вы напишете ее!

Смущенный композитор растерялся и отвечал что-то неопределенное. Мысль положить на музыку гениальное произведение Пушкина показалась ему вначале слишком смелой. Но на следующий день он вернулся к ней, достал томик Пушкина и начал перечитывать поэму.

Чем дальше читал он, тем в больший приходил восторг. Музыкальные образы сами собой возникали в его воображении. Сцена письма Татьяны в особенности увлекла его, Петр Ильич хотел тотчас взяться за работу, но задерживало отсутствие либретто.

Горя нетерпением, композитор начал делать его сам, но не справился с задачей и попросил помощи у своего приятеля, актера Малого театра Константина Степановича Шиловского. Шиловский охотно согласился помочь Петру Ильичу в составлении либретто и предложил на лето поселиться у него, в имении Глебово, близ Нового Иерусалима.